Эксπир
Регистрация / Вход

Иван Дементьев (МАМИ): Техзадание на НИОКР ученым должен давать техноброкер

Декан нового факультета технологического предпринимательства о нюансах техноброкерства

Иван Дементьев (МАМИ): Техзадание на НИОКР ученым должен давать техноброкер

Иван Дементьев (МАМИ): Техзадание на НИОКР ученым должен давать техноброкер

Сегодня Google выдает всего 927 результатов поиска по запросу «техноброкер». Однако есть шанс, что вскоре этот термин прочно войдет в обиход, а количество подобных специалистов в стране увеличится. «Экспир» встретился с одним из тех, кто работает в обоих направлениях,  деканом нового факультета технологического предпринимательства Московского государственного машиностроительного университета (МАМИ) Иваном Дементьевым, чтобы погрузиться в нюансы техноброкерства и понять, как они помогут отечественной науке.

«Экспир»: Где и как давно впервые появились техноброкеры?

Иван Дементьев: В Кремниевой долине, в тот момент, когда люди из корпоративного R&D, стремительно построившие карьеру, дошли в ней до «потолка», но все еще были достаточно молоды и амбициозны. Они внезапно осознали, что стали носителями уникальных компетенций: отлично понимают, что нужно компаниям, знают, как те работают, у них налажена система связей с коллективами, где рождаются новые технологии. Так зачем внедрять эти технологии за зарплату, подумали они, если можно их выкупить на достаточно раннем этапе развития, довести продукт до ума и потом прибыльно продать его с достаточно большой комиссией?

Когда это началось, сказать сложно – примерно в годы бума доткомов. Первые такие сделки были абсолютно непубличными. Да и по сей день корпорации не очень-то стремятся раскрывать свои технологические потребности, ведь это может стать серьезным инсайтом для конкурентов.

Кто-то считает, что техноброкер – это всего лишь специалист по технологическому трансферу, который выполняет абсолютно технические этапы работ. Но я думаю, что важна именно приставка «брокер», потому что этот человек рискует методом покупки-продажи, он ведет технологическую предпринимательскую деятельность. К сожалению, техноброкерство у нас в стране развито настолько же, насколько и предпринимательство,  единицы людей владеют этими предметами профессионально…

Деятельность техноброкера может быть разной: от проведения классических сделок по технологическому трансферу, до так называемого патентного троллинга. Это достаточно агрессивный способ инициации сделки, когда компания вынуждена платить деньги за то, чтобы не всплыл где-то патент, перечеркивающий всю ее деятельность. Показательный пример – покупка компании Motorola, представлявшей на тот момент из себя исключительно патентный пул, корпорацией Google, связанная с обеспокоенностью последней возможными препонами на пути продвижения системы Android. Или же возьмем «отечественного производителя»: одна российская команда придумала систему, позволяющую оградить мобильники от несанкционированной прослушки. Защитила ее хорошим патентом, причем, полученным в США. В результате выкупить их технологию захотели одновременно и Apple, и Google. Но наши ребята, осознав, что, где нашлись два столь серьезных покупателя, там появятся и другие, с которыми можно будет провести уже «технологический аукцион», пока что отказали заокеанским гигантам в продаже своей инновации. Очень дальновидный с точки зрения техноброкерства шаг.

Но это редкий удачный пример. В целом в России техноброкеру пока работать неинтересно. Во-первых, у нас совсем не те объемы сделок, что за рубежом. Во-вторых, в нашей стране не существует рынка технологического брокерства: если посмотреть на мировую статистику сделок в области технологий, Россия на этой карте отсутствует в принципе. Наконец, в рамках нашего законодательства, которое вообще не особо настроено на защиту прав инвесторов и сторон, очень тяжело структурировать подобную сделку. Часто соотечественники не рискуют и проводят ее через офшоры, чтобы юридически она была состоятельна и четко оформлена. К тому же в зарубежной практике уже есть устоявшиеся способы организовать подобный процесс, в то время как в российском праве это каждый раз настоящее приключение. Одним словом, всем этим занимаются те люди, которые четко понимают, как осуществить трансфер технологий за рубеж. Потому что там действительно есть и рынок, и спрос на технологии.

Мне кажется, что в определенный исторический момент, когда Россия принимала решение о том, как нам развивать инновации, была выбрана абсолютно неправильная модель. Нужно было добиваться доступа к компетенциям техноброкеров мирового класса, перекупать этих специалистов, чтобы они работали на нашем рынке, и параллельно самим учиться этому ремеслу. Думаю, что потери тут были бы соизмеримы с теми расходами, которые государство понесло за консультации у различных зарубежных университетов, консалтинговых компаний, олигархов и т.д. Глобально с техноброкерством мы, конечно, запоздали, но все равно очень важно развивать подобные компетенции, создавать этот класс.

«Экспир»: Что вы делаете для его формирования?

Иван Дементьев: В большей степени, чем я, этим пока занимается Открытая технологическая академия при поддержке Минпромторга РФ. Они сделали курс по технологическому брокерству и трансферу технологий, который вот-вот будет запущен онлайн. Я принимал небольшое участие в его разработке. Важно понимать, что это не программа, пройдя которую можно стать техноброкером, так как такого образования существовать не может в принципе. Но она дает понимание лучших мировых практик, с помощью которых осуществляется технологический трансфер, и того, какие основные знания для это нужны. Сейчас мы обсуждаем возможность открытия очного блока данной программы на базе МАМИ.

«Экспир»: Каков портрет потенциального техноброкера в России?

Иван Дементьев: Опыт прежде всего: надо владеть определенным инсайтом относительно того, как работает твоя отрасль или корпорация, как здесь устроены технологические цепочки. Если ты этого не понимаешь, техноброкером тебе не стать. В идеале это должен быть человек, который уже успел поработать в R&D либо имеет доступ к технологическим процессам. Поясню: мы часто слышим, что отечественное производство нуждается в модернизации, но когда рассматриваются какие-то схемы с закупкой новых готовых решений, они в основном оказываются зарубежными. Стоимость этих решений невероятно высока, и такой проект невозможно осуществить, потому что он просто не окупится. Однако когда приезжаешь в российские регионы, начинаешь общаться со специалистами, как со стороны лабораторий, НИИ, так и со стороны промышленности, то практически в каждом случае то, что нужно заводу, «лежит» в ближайшем научном учреждении. Но в одном месте не знают, как эту технологию отдать, а в другом  как взять. В лабораториях частенько не задумываются о сертификации, нормах организации технологических процессов, поэтому довести технологию до ума, до отчуждаемого вида, они сами не могут. Отечественный техноброкер должен понимать, как разрешить подобные проблемы, а также  как выявить технологическую потребность промышленности, найти кандидатные технологии, организовать проект практически... Например, если у вуза есть какая-то разработка, то на ФЦПИР он должен выйти не с НИОКР, техзадание на которые он написал себе сам (как нередко бывает), а с тем ТЗ, которое фактически поставил перед ним техноброкер, дабы впоследствии эту технологию можно было у вуза забрать, выплатив роялти, и спокойно внедрять в производство.

«Экспир»: Насколько сегодня в России востребованы компетенции техноброкеров?

Иван Дементьев: Востребованность очень высока, но крайне мало исходного материала. Поясню: еженедельно я получаю запросы на доступ к каким-то технологиям, которые инвесторы дальше готовы отчуждать, чтобы коммерциализировать. Но эти разработки часто находятся в таком виде, что с ними работать невозможно. Например, защищены только российским патентом, да еще и лет десять назад. Понятно, что инвестировать в такое сегодня – слишком высокий риск.

Кроме того, остро стоит проблема ограничения доступа к качественной экспертизе. Собрать экспертный пул, чтобы получить соответствие технического уровня принятому в индустрии, практически нереально по очень многим направлениям технологий, так как экспертизы в них у нас просто нет. Важно помнить и о временных перспективах: во многие отрасли инвестируют с далеким прицелом, и иногда приходится годами ждать своего «окна», чтобы просто войти в систему технологических закупок. Поэтому если ты не собираешься заниматься патентным троллингом, надо запастись терпением, чтобы хотя бы инициировать переговоры о сделке.

Наконец, у нас не отстроены цепочки трансфера технологий внутри страны. Когда все инструменты поддержки заработают в связке, все наладится. Эту связанность инструментов поддержки очень важно создавать, ее отсутствие пока что существенно ограничивает возможности нашего развития.

Одним словом, нам есть, над чем работать. Абсолютно точно надо воспитать класс хотя бы «упрощенных» техноброкеров  людей, которые бы специализировались на проектах не очень большого масштаба. Для этого есть потенциал, и, если у нас здесь что-то получится, то осознанность отечественной научной политики может сильно повыситься.

Система Orphus Если Вы заметили ошибку, выделите её и нажмите Ctrl + Enter.

Материал подготовлен редакцией «Экспира»

 

Источник фото: Александр Шилов

Ctrl+Enter
Esc
?

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, необходимо войти в систему или зарегистрироваться.