Эксπир
Регистрация / Вход

«Публикации — не главная причина того, почему мы занимаемся наукой»

Джон Иоаннидис – о проблемах организации научного сообщества

«Публикации — не главная причина того, почему мы занимаемся наукой»

«Публикации — не главная причина того, почему мы занимаемся наукой»
На прошлой неделе исследователь современной науки, профессор медицины Стэнфордского университета Джон Иоаннидис впервые побывал в России с публичной лекцией в Университете ИТМО в Санкт-Петербурге. Перед ней он ответил на вопросы Indicator.Ru о «сторожевых псах» науки, образовании для врачей, а также о Сциллах и Харибдах научных коммуникаторов.

 

— Начнем с принципиального вопроса: кто, на ваш взгляд, должен следить за опубликованными исследованиями, выявлять ошибки, словом, быть «сторожевым псом» науки? Отдельные энтузиасты, все научное сообщество или, может быть, искусственный интеллект?

 

— Наверное, это должны быть ученые, потому что именно ученые должны владеть наукой. Ошибки и предубеждения — это не что-то отдельное от научного процесса, а часть континуума, часть нашей повседневной работы. Потому именно ученые должны понять, как улучшить исследовательские методы, как сделать их более эффективными, менее предвзятыми, и, в конце концов, более полезным. Да, в науке много других стейкхолдеров — журналы, издательства, спонсоры, другие финансирующие организации, университеты. В медицине это еще и больницы. Все они могли бы помочь, тем более что многие из них на самом деле состоят из ученых, это одни и те же люди в «разных шляпах», в разных ролях. Но и обычные люди, широкая публика заинтересованы в развитии. Это вполне определенная роль общественности — требовать более информативной и полезной науки. Потому что наука — лучшее, что случалось с людьми, и все мы от нее зависим с точки зрения наших решений, медицины, проблем жизни и смерти.

— То есть следить за качеством исследований должно все научное сообщество?

— Думаю, да. Значительный прогресс в этом произошел не тогда, когда кто-то навязал новые правила, а когда научное сообщество в каждой дисциплине поняло, что для нашей же пользы нужны более надежные исследования, что необходимо взять дело в свои руки и решить проблемы.

— Какие шаги, какие действия научного сообщества могут улучшить систему рецензирования в журналах?

— Это довольно сложная задача. Я лично думаю, что лучше иметь рецензирование, чем нет. Но мы знаем, что благодаря ему, вероятно, лучше становятся только около 30% статей, 5% становятся хуже, а на остальные оно не слишком влияет. С тех пор как Драммонд Ренни провел первый конгресс по рецензированию в 1989 году, появилось много исследований в этой области. Конгресс проходит, кстати, каждые четыре года, и в 2021 году я буду его директором. Мы знаем о многих мерах, которые работают в рецензировании, но не решена главная проблема — оно не вознаграждается. У людей мало причин прикладывать усилия к рецензированию статей, заявок и так далее. Так что мы должны найти способы отдавать должное рецензентам. Есть и другое направление — открыть рецензирование для более широкого сообщества. Это потребует большей открытости и прозрачности от исследователей, сейчас средняя статья совсем не такая: по ее содержанию нельзя понять, что именно и как было сделано, данные и методы представлены очень схематично. Если мы сделаем так, что протоколы исследований, сырые данные и использованные для их обработки программы будут доступны, то все научное сообщество сможет оценивать статью после публикации. Но рецензирование все еще будет ценно, потому что его можно будет проверить. Открытость и прозрачность сделают экспертную оценку более эффективной: у нас будет гораздо больше глаз на каждую статью.

 

— А что вы думаете о будущем научных публикаций в целом? Это будут все еще журналы, или, скорее, порталы с препринтами и сырыми данными?

— Будущее сложно предсказать. Но сегодня есть много новых идей, и у каждой из них, наверное, будет какое-то будущее. Трудно сказать, что будет доминировать. Вы упомянули препринты, я считаю их хорошим вариантом, потому что они позволяют сделать исследование доступным очень быстро. Да, все будут знать, что оно не прошло рецензирование, но его можно будет увидеть, попытаться оценить, поработать с ним. В целом я думаю, что рядовая научная статья уже эволюционировала и продолжит развиваться. У нас будет больше данных, больше доступа к ссылкам, в целом более «живой» тип исследования по сравнению со стереотипной сегодняшней статьей из пяти страниц, похожей на рекламу. Так что я настроен оптимистично, хотя, конечно, не могу точно предсказать, как будут выглядеть исследовательские проекты в 2030 году.

Система Orphus Если Вы заметили ошибку, выделите её и нажмите Ctrl + Enter.

Фото с сайта источника

Ctrl+Enter
Esc
?

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, необходимо войти в систему или зарегистрироваться.