Эксπир
Регистрация / Вход

Показатели по научным статьям в Проекте "5-100":

Дата начала
Дата завершения
Организаторы
Проблематика
Область поддержки инновации, Форсайт
Категория
Минобрнауки, Наука
Аннотация
Обсужденние показателей по статьям, адекватно ли их количество и как ученым одновременно заниматься и проектами по развитию науки, и коммерциализацией (трансфером технологий), и написанием статей. Интересно узнать мнения разных представителей сферы.

Хотелось бы обсудить показатели по статьям, адекватно ли их количество и как ученым одновременно заниматься и проектами по развитию науки, и коммерциализацией (трансфером технологий), и написанием статей, причем в количестве, иностранным коллегам кажущемся нереальным. 

При таком интенсивном развитии в сфере наращивания количества статей от российских  исследователей сложно говорить о повышении академической репутации (хотя, конечно, на повышение известности влияет напрямую).

Сам процесс написания также вызывает  ряд вопросов: как ученым все успевать? Время с ноября по апрель во многих ВУЗах уже ежегодно отводится на техничное написание разновариантивных материалов по эквивалентным ключевым словам. 

Интересно узнать мнения разных представителей сферы: самих исследователей, их иностранных коллег, административного персонала и т.д.

Ctrl+Enter
Esc
?

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, необходимо войти в систему или зарегистрироваться.

Есть еще очень странное несоответствие цикла согласования тематики (и неразглашения конфиденциальной информации об исследованиях, в том числе) и бюджета, сроков рассмотрения статей в журналах с высоким рейтингом и сроков отчетности по  KPI.

 

Личный пример:

За прошлый год мною (лично, своими головой и руками, в основном совместно с клиентами, руководством проектов п коммерциализации инновации занималась наша компания) было написано 3 статьи, все три были индексированы Scopus. И по всем была какая-то неведанная глупость и простой на моменте оплаты взноса за публикацию в журнале или участие в конференции.
На первой я просто растерялась и мне некогда было этим заниматься.
Второй случай заставил меня сделать рассылку по знакомым компаниям, которым нужно было покрыть расходы в виде 450 евро, но мы(согласовано с соавторам и, но явно не по доброй воле) готовы были включить какую-то адекватную информацию о компании спонсора в нашу статью. Когда второй раз твой труд летит в никуда, это очень неприятное и эмоционально деструктивное ощущение, но рисков было не так много - я искала спонсора среди очень адекватных компаний.

Бюджет нашелся в итоге у ВУЗа (не участника 5-100), вопрос был решен. ВУЗ внес достойную лепту в плане контента и забрал статью под свою отчетность (мы с МИнобровскими грантами никак не пересекались, статью писали только для себя - что наработки, оставшиеся в результате проекта, но не использованные напрямую, не пропали).

На следующий раз мы нашли бюджет у другого ВУЗа (участника 5-100), но я уже заранее начала собирать информацию о возможной заинтересованности. Писали мои клиенты, без моего соавторства, просто попросили помочь с координацией шагов.

В результате у меня образовалась база из нескольких компаний и ВУЗов, которые готовы вкладывать свои ресурсы (а это: отчеты об экспериментах, время сотрудников, у кого есть in-home proofread - то и его, деньги на частичное или полное покрытие расходов на публикацию/защиту). И база потенциальных соавторов.

 

Но по моим замечаниям (и это меня удивило) самое сложное - это временные затраты. ВУЗы (которые принято считать бедными) готовы платить за то, чтобы часть их работы по координации публикаций взял на себя кто-то другой. Причем это единственный целесообразный способ поведения - либо статьи, либо разработка. А разработка сложнее и на аутсорс не отдать.

Конечно, такая ситуация выгодно связывает теорию и практику, бизнес и науку.
Может быть и так, что при менее стрессовой ситуации эффективность работы по повышению конкурентоспособности бы упала. 

Однако для меня очевидно, что нужны, возможно даже централизованные, инструменты для работы в сфере публикаций.

 3
Показать ответы (0)
Скрыть ответы (0)

Рационализация и алгоритмизация любой деятельности в любом случае, с одной стороны, пытается дать какую-то объективную оценку, но с другой стороны, всегда приводит к потере сущности и гонке за внешними показателями. То же и здесь. Конечно, научные работы нужны. Если учёный за 10 лет написал 2 никому не известные статьи, то можно усомниться в его высокой квалификации. Но гонка за количеством статей также не может являться объективным показателем. Например, я иногда сталкиваюсь с тем, что одна и та же по содержанию статья (с минимальными изменениями) одного и того же автора встречается под разными названиями в разных журналах. Гонка за количеством статей приводит к уменьшению их значимости. А многие журналы, в том числе входящие в различные системы цитирования, на этом пытаются заработать, включая за деньги практически любую по содержанию статью (достаточно вспомнить "Корчеватель" в ВАКовском журнале или "Особенности перевозки овец морскими путями в Ростовской области" в Скопусовском).

Что касается журналов, то несмотря на то, что их много, подходящий журнал всегда трудно найти. В каких-то с момента подачи статьи до момента публикации может пройти год, в каких-то дорого, в каких-то для публикации нужно собрать огромное количество бумаг и рецензий. Удобные журналы очень сложно найти, и на это тоже уходит время.

А вообще в последнее время бумаг стало настолько много, что действительно непонятно, как это всё можно успеть.

 1
Показать ответы (0)
Скрыть ответы (0)

Недавно участвовала в обсуждении этого наболевшего вопроса в одном из ВУЗов Петербурга. 

Действительно, непонятно, как можно совмещать НИРы, написание статей, зарабатывание денег для ВУЗа и работу с 14-ью студентами (насколько я знаю, на данный момент принят такой показатель).

На мой взгляд как специалиста по оптимизации процессов, выхода для ВУЗов здесь только два:

1. Делегирование - аутсорс или, как вариант, работа с талантливыми студентами. Иногда попадаются такие. В этом случае статьи имеют шанс быть качественными, однако встает вопрос о финансировании. Можно привлекать спонсоров и заниматься маркетинг-плэйсментом. 

2. Написание статей "на троечку". Или многочисленное повторение одного и того же с небольшими вариациями. Тоже вариант, но беда в том, что на репутацию российской науки это вряд ли положительно повлияет. 

В общем, мы пошли по пути обязательств и наказания, вместо того, чтобы идти по пути поощрения, который, как известно, работает намного эффективнее. 

Если постараться, то и в этой ситуации можно найти плюсы: в попытке найти спонсоров наши ВУЗы имеют шанс познакомиться с реальным бизнесом и дать старт действительной интеграции науки и бизнеса :)

 2
Показать ответы (8)
Скрыть ответы (8)

НИРы равносильны зарабатыванию денег, один из результатов НИР - это статья. А студентов надо переводить в online (по возможности), сокращая тем самым лекторскую нагрузку.

Не согласен с переводом студентов в он-лайн. Этот вариант приемлем только для заочников. Качество образования напрямую зависит от личного общения преподавателя и студента. Дистанционно можно передать только факты. Любовь к предмету, душу дистанционно не вложишь. Здесь важен личностный фактор.

 2
Irina Fiegenbaum 09 февраля 2016 в 18:57

Тоже не соглашусь с переводом студентов в онлайн: ничто не заменит личного общения. Но с другой стороны, если лекции сводятся к тому, что преподаватель зачитывает под диктовку материал, то кому нужны такие лекции? А это к сожалению еще много где практикуется. Очень хорошая практика - перевод студентов на домашнюю работу - они начитывают "лекционный" материал дома сами (по первоисточникам и свежим журнальным статьям), и приходят на лекции только для обсуждения прочитанного с преподавателем и разъяснения основных моментов. Такой подход я наблюдала в лучших американсих вузах. Но для этого нужно очень серьезная мотивация студентов. В Финляндии, где образование бесплатное, построить предмет по такому сценарию у меня не получилось - студенты просто приходили неподготовленные. 

 3

Аналогичный ответ...

Есть же ведь ещё семинары или практические занятия, которые как раз и предназначены для обсуждения материала. А если преподаватель уныло задиктовывает по бумажке (или ещё лучше - по учебнику) лекционный материал, то, конечно, пользы в них не больше, чем в обучении он-лайн.

 1

Общайтесь со студентами по конкретным проектам, а не на лекциях. Переводите обучение на проектно-ориентированное. У нас уже есть первый опыт обучения по бизнес-планированию на конкретных проектах. Поверьте - общения будет более, чем достаточно!

Anna B. 10 февраля 2016 в 12:15

Не могу согласиться с переводом студентов онлайн. В немецком вузе, где я проходила обучение, можно было прослушивать все лекции и семинары онлайн: была организована прямая интеренет-трансляция, запись, все слайды, задания и дополнительные материалы можно было скачать. При этом аудитории всегда были переполнены и никто из моих знакомых, включая меня саму, такой онлайн формат обучения не выбрал, хотя согласитесь - это удобно.

Кстати, может, это моё субъективное, но когда я сам учился, то лекционный материал, сопровождаемый показом слайдов, у меня воспринимался хуже, чем лекционный материал, сопровождаемый написанием на доске. Наверно, потому что когда преподаватель сам пишет на доске, то ты следишь за его ходом мысли и пишешь с ним одновременно. Если же показывался слайд, то все начинали его зарисовывать, и то, что говорил в это время преподаватель, проходило мимо.

 1
Irina Fiegenbaum 09 февраля 2016 в 18:53

Уважаемые коллеги, напишу пару слов о том, как процесс публикаций статей и ведения проектов организован в европейских вузах и как все это совмещается (на основе 7 летнего опыта работы в Финском ВУЗе и многочисленных стажировок по миру).

В первую очередь о нагрузке: научный сотрудник недавно защитивший докторскую степень, обязан заниматься преподаванием, научной работой, сотрудничеством с бизнесом и ведением бакалаврских и магистерских работ, представлять свои статьи на конференциях (1 в год финансируется как правило, но не факт), привлекать внешнее финансирование (т е например успешно подавать на европейское и национальное финансирование) и печататься в журналах (пожелание - 3 статьи в год в хороших журналах. В каждой европейской стране есть свои рейтинги журналов, даже скопусовских, где ученым рекомендуют публиковаться. Есть и черные списки). Если все эти критерии не выполняются, профессуры этому научному сотруднику не видать. Так что мотивация работать ночами налицо. И да, нам тоже не хватает 24 часов в сутках, чтобы все успеть. Про аспиранта я вообще не говорю – если аспирант на проекте – никакой личной жизни. Счастливчик тот, кому достался факультетский грант!

То есть если говорить об обязанностях, список мало отличается от требований в России.С другой стороны, есть понятие распределения нагрузки: работа в команде приветствуется, даже в преподавании. Статья из 3х авторов засчитывается каждому автору. Никто не пишет по одиночке. Никто не тратит время на методички, т к все студенты учатся по опубликованным научным статьям и первоисточникам.В последние несколько лет я консультировала коллег из Российских ВУЗов помогая им выстроить публикационный процесс в международных изданиях и вопрос количества и качества статей поднимался постоянно, равно как и вопрос этики. И само собой этот вопрос напрямую связан с навязанными свыше показателями. Но не только.Принципиальное отличие очень часто заключается в понимании науки и исследования как такового. В России почему-то до сих пор принято изобретать модели, концепции, строить системы на основе работ старших коллег по цеху без использования реальных данных, все выглядит как реферат – пересказ и синтез старых работ. В Европе принято работать с первичными данными – т е проводить интервью, анкетирования, строить статистические модели и тестировать гипотезы. Хотела бы оговориться, что речь идет про статьи по экономике и менеджменту, я не эксперт в естественных науках.

Таким образом, когда мы рассказываем на семинарах нашим российским коллегам, как должна выглядеть статья в международном журнале, по ее структуре и наполнению, представленная информация вызывает недоумение. Отсюда вопрос – как можно писать статью в международный журнал при этом не перелопатив порядка сотни аналогичных статей в международных журналах? Ответ как правило заключается в том, что по-английски читают от силы 20% научных сотрудников, а пишут хорошо, если 5%.

Таким образом корни проблемы с международными публикациями уходят глубоко в процесс образования – знания английского языка. Само собой обучить профессора пред-пенсионного возраста английскому сложно, но у этого профессора тогда должна быть команда аспирантов, способная работать на английском.

Это первое замечание к программам аспирантуры – может быть все-таки стоит вместо философии сфокусироваться на изучении иностранных языков, чтобы российскую науку наконец смогли читать заграницей? Недостаточно просто что-то придумать на русском, заплатить за перевод и ждать публикации. Научная работа должна быть основана на предыдущих наработках, опубликованных в аналогичных международных журналах за последние 10 лет. А для этого придется прочитать 100+ статей на английском.

Следующее замечание у меня конкретно к тем, кто спускает сверху индикаторы подсчета публикаций: хоть кто-то там разобрался, как работает публикационный процесс в журналах скопус и томсон ройтерс? Или может быть посмотрели, как учитываются публикации у иностранных коллег? Судя по тому, что я вижу – нет.В Европе, статья засчитывается в индикаторы ученому как только она была ПРИНЯТА в журнал (не условно, а после 2 кругов рецензий). Как правило тут можно уложиться в  6 мес - 1 год на весь процесс, в зависимости от уровня журнала. Потом хороший (подчеркиваю – хороший) журнал поставит статью на очередь в печать, на что может уйти еще год. Следовательно, ключевым является не то, что статья на бумаге – это формальность, а то, что статья ПРИНЯТА редактором. Что подтверждается письмом от редактора и индикацией примерного номера и года выхода в печать.

Требуя от Российских ученых несколько статей в год «опубликованных» в Скопус журналах ведет к тому, что начинается процесс коммерции. Скопус – это бизнес. Чтобы туда попасть, журналу достаточно оплатить взнос, если он не может по-другому. А жадность Российских (и не только – есть еще Индия и Китай) ученых к быстрым публикациям и наличие шальных денег в виде премий за публикации ведет к тому, что появляются журналы однодневки (как например Mediterranean journal of management, Asian Journal of …, etc), которые за определенную плату принимают все подряд! Это не наука!

Приличные журналы не берут денег за публикации – это нужно запомнить. Ваши затраты только на вычитку перед отправкой. Поэтому вопрос спонсорства публикаций считаю некорректным. Единственная ситуация, в которой может потребоваться оплата – это если вы хотите, чтобы журнал разместил вашу статью не по подписке, а в открытом доступе (может стоить до 1000евро). Или журнал в принципе работает по принципу открытого доступа, и тогда они возможно захотят 200-500 евро за статью, т к они не зарабатывают на подписке. Но повторюсь, если первый вариант, когда журнал дает вам право на открытый доступ существует и в хороших журналах, то второй вариант как правило является индикатором низкого качества журнала. Журналы, где нужно в принципе платить за публикацию – это аферисты. И в Скопусе их тоже хватает. У Скопуса уходит до 5 лет на выявление этих схем и лишения журнала статуса (выдворения из скопуса), но за эти 5 лет недобросовестные журналы хорошо наживаются, и при этом хоронят карьеры многих неопытных в публикационном деле начинающих ученых, которые гонятся за индикаторами. Эти журналы привлекательны тем, что за пару месяцев после подачи и 500 евро взноса, статья в печати. Таким образом требование «быстрой» публикации создает предпосылки для такого уничтожения науки.

Плюс тут же встает вопрос научной этики: этично ли проплачивать то, чтобы вашу работу приняли без полноценной оценки ее качества? Да, получить отказ от журнала очень неприятно и обидно, но это всего лишь говорит о том, что в следующий раз вы напишете статью лучше. Рецензирование ставит своей целью блюсти чистоту науки, повышать качество публикуемых материалов. И да, на это уходит время, поэтому в Европе принято параллельно работать над 3-4 статьями, в разных коллективах авторов. Статьи пишутся не за один день, поэтому мы говорим о publication pipeline. Публикации – не самоцель. Цель – развитие науки.

Следующий «бредовый» индикатор, относящийся к публикациям – индекс Хирша. Российские ученые очень хорошо научились его «развивать», опять-таки в том же журнале Mediterranean можно хорошо увидеть, как кафедра одного вуза по очереди ссылается на работы друг друга, а как мы знаем, если вы 3й автор в статье, цитирование себя не засчитывается Хиршом, как самоцитирование.  Плюс коллеги помогают. Это не является объективным индексом Хирша. Это опять-таки махинация чистой воды. Цитирование должно учитывать независимое цитирование незаинтересованными лицами. Таким образом, использование индекса Хирша применительно к большому количеству ученых в России – пустой звон.И напоследок о совмещении публикаций, грантов и коммерциализации: работая с компаниями, мы всегда собираем данные. Такой своего рода бартер: они нам данные, мы им помощь и совет. Проекты строятся таким образом, чтобы можно было собрать данные для публикаций. Таким образом одно помогает другому – опубликованные результаты проектов позволяют получить новое финансирование, а наличие проектов позволяет собрать первичные данные для публикации.И еще заметка о специализации: научные сотрудники как правило узко специализированы, и следовательно однажды собрав багаж знаний (как правило во время написания докторской работы) о своем предмете, им очень легко его пополнять просто ежемесячно почитывая свои любимые журналы. Что позволяет в том числе очень быстро писать научные статьи на тему – они знают где есть пробелы и проводят целенаправленные исследования, чтобы их закрыть. Финансируя эти исследования проектами. Любой план докторанта или пост-дока всегда делается на 4 года исследований и всегда должен предусматривать финансирование исследования. Как правило извне.

Все выше написано не чтобы показать, что в Европе все хорошо, а в России плохо (у нас в Европейских вузах тоже проблем хватает), а чтобы обратить внимание на то, что в России отсутствует понимание международной науки у людей, спускающих сверху индикаторы. И по этой причине российские ученые не получив переходного периода на обучение и адаптацию были брошены на амбразуру и перед ними были поставлены нереальные задачи. И те пути, которые они находят сейчас, чтобы эти задачи реализовать, ведут разве что к еще большей дискредитации российской науки.

И не надо делать из процесса публикаций бизнес. Ученым надо помогать, да, но светом, деньгами на исследование, данными для анализа. Но не писать за них статьи.

И с точки зрения публикаций – важно не количество, а качество. 

К счастью в России появилось уже много научных сотрудников и ВУЗов, которые способны интегрироваться в международный процесс. Особенно приятно видеть работу коллег из ВШЭ и ВШМ СПБГУ, мы часто пересекаемся с ними на международных мероприятиях. Но большинство все же застряли в переходном периоде и погоне за "неправильными" индикаторами, что очень грустно для страны, с таким интеллектуальным потенциалом!

 4
Показать ответы (7)
Скрыть ответы (7)

Ирина, спасибо большое за детальное описание опыта! Очень ценно!

 

Но что делать, если приходится работать по "неправильным индикаторам"?

В ноябре вышел запрет на перечсечения по статьям по любым субсидиям МинОбра (не только по 5-100), это же сколько научного флуда появится за этот год? И моё негодование как раз на тему потенциальной (и вполне оправданной) реакци иностранных коллег на такую вынужденную имитацию бурной деятельности.

Irina Fiegenbaum 09 февраля 2016 в 20:47

Нужно попытаться наладить публикационый процесс так, чтобы если в этом году приходится просто отчитываться (пускай слабыми публикациями), можно сделать зазор на следующий год уже по качеству. Искать заграничных соавторов, собирать данные с прицелом на будущее - раз уж такие условия, то надо первый год перетерпеть, а во второй пожинать плоды - в науке тоже есть понятие инвестиций. Плюс в скопусе есть журналы с очень низким импакт фактором, куда несложно попасть. Главное как от огня бежать от платных журналов!Мы тоже так делаем: план на ближайшие неск лет по публикациям и проектам. Без этого никуда. Когда я только начинала работать в финляндии, у нас тоже был фокус на количество статей. Потом начался переход на качество. И вот это количество выбиралось в основном за счет соавторства, семинаров с редакторами и т д. Участие в международных конференциях с качественной статьей дает возможность попасть по приглашению в спец выпуски. Что касается публикаций - путей много. Просто тут тоже нужна организация. А что значит "запрет на пересечения по статьям по субсидиям МинОбра". Мне это не совсем понятно. Не должны пересекаться исследования по разным проектам? Или это что-то другое? 

Да, хорошая стратегия, вопрос в том, насколько она сопосатвима с реалиями росийских ВУЗов и насколько замотивированы на деятельность в долгосрочном стратегическом планировании непосредственно те, кто потом будет писать статьи.

Мне кажется в России есть еще вопрос смещения центра отественности за этот KPI на административный персонал. Хотя это уже картина со стороны.

Но в целом это очень правильный ход, может централизованно его и стоило бы стимулировать - при сдаче подавать план с уже проработанными по качественным статьям шагами.

 

 

(На вопрос про запрет: раньше компании, работающие по другим проектам минобра не 5-100, могли подавать статьи, которе использовались в ответах 5-100. Это было очень удобно  для кооперации универстета с индустриальными партнерами, в том числе стимулировало работу по 218 постановлению и подобным по ролевой модели проектам (похоже на программы Germany Research and Innovation). С ноября это отменили, теперь одна единица отчетности - 1 уникальная статья).

Отлично, Ирина!!!

Anna B. 10 февраля 2016 в 12:16

Ирина, спасибо за такой полный ответ, очень интересно!

Учитывая, что загруженность учёных за рубежом и в России оказывается примерно одинаковой, интересно сравнить заработные платы в зарубежных ВУЗах и российских.

 1

Например, в Университете ИТМО зарплата ППС может различаться в 10 раз и более. Все зависит не только от преподавательской деятельности, но и от привлечения внебюджетных средств, написания статей (Scopus, WoS), монографий и т.п. Успешные сотрудники университета зарабатывают на уровне зарубежных коллег (особенно до падения рубля). Кроме непосредственной работы со студентами, можно еще заниматься и повышением квалификации - тоже неплохой заработок и учитывается в показателях.

Виолетта Долженкова 13 ноября 2019 в 01:13

Можно заработать с помощью казино)) Это знаете как в два одном, сначала получаете азарт и плюс деньги, можно сорвать джекпот)) Я играю в казино https://online-igroviyeavtomati.com/halls_game

Показать ответы (0)
Скрыть ответы (0)