Эксπир
Регистрация / Вход

ФЦП «Исследования и разработки», программа мегагрантов, «Horizon 2020»

31 июля 2018
Опытом подготовки конкурсных заявок и отчетности в России и за рубежом делится профессор Томского государственного университета Сергей Кирпотин

Основной способ получить дополнительные денежные средства для работы научного коллектива — гранты. Их выдают всевозможные организации: фонды, международные корпорации, частные компании, некоммерческие партнерства и государственные учреждения. Среди государственных структур в этой сфере постоянно действуют Российский научный фонд и Российский фонд фундаментальных исследований, а также Российский гуманитарный научный фонд. Конкурсы на финансирование проводятся в рамках Федеральной целевой программы «Исследования и разработки по приоритетным направлениям развития научно-технологического комплекса России на 2014—2020 годы». Выдающиеся ученые могут претендовать на гранты Президента РФ и гранты Правительства РФ. Запущена серия технологических конкурсов в рамках «Национальной технологической инициативы». В число крупнейших госпрограмм последних лет в сфере науки входят конкурсы «мегагрантов» и поддержка создания крупных научных установок класса «мегасайенс».  Российские исследователи могут участвовать и в зарубежных программах грантов, крупнейшей из которых является программа Евросоюза по развитию науки и технологий «Горизонт 2020». Получить финансовую поддержку от государства на конкурсной основе могут не только исследовательские, но и образовательные учреждения. Действует программа поддержки Центров компетенций НТИ, стимулируется развитие кооперации научно-образовательных организаций с предприятиями высокотехнологичных секторов экономики. Минобрнауки России поддерживает отобранные на конкурсе региональные опорные вузы, а также ведущие вузы страны, участвующие в Проекте «5-100». Среди ученых, которые не упускают возможностей и активно включаются во многие программы, — Сергей Кирпотин, доктор биологических наук, профессор Томского государственного университета (ТГУ), директор Центра исследований биоты, климата и ландшафта «БиоКлимЛанд». Он принимает участие в крупнейшем проекте Евросоюза по изучению окружающей среды, регулярно выигрывает российские и зарубежные гранты. Своим богатым опытом ученый поделился в интервью 4science.

— У вас огромный опыт успешного участия в конкурсах грантов и международных проектах. В чем разница в процессе оформления заявок на российские и на зарубежные гранты?

— Оформление заявок — это в обоих случаях кошмар, но тем не менее некоторая разница имеется. На самом деле мы только один раз получали зарубежный грант, заявку на который писали полностью сами. Потому что для российских ученых это практически невозможно. Когда мы претендуем на зарубежные гранты, мы всегда действуем в команде с какими-то партнерами — идем у них «на прицепе». И в этом случае мы пишем что-то по заданию западных партнеров как главных разработчиков заявки.

Но бывает по-разному. Cкажем, мы подавали заявку с проектом «SIWA» (Siberian inland waters), который финансируется по престижной программе Евросоюза JPI Climate. Сначала мы высказали некую идею и обсудили ее, а потом уже наш партнер, швед Ян Карлссон из Университета Умео, эту заявку дописывал. А в «сыром» виде концепцию сформулировали именно мы. Но такую идею мы смогли предложить только тогда, когда у нас уже выполнялся крупный российский проект по Постановлению Правительства РФ №220. Мы выиграли мегагрант и получали хорошие деньги — ₽33 млн в год.

— На какую научную работу вы получили этот мегагрант?

— Мы создали уникальную инфраструктуру, не имеющую в мире аналогов, и благодаря этой идее мы на 10 лет обогнали западную науку. Это редчайший случай, когда российская наука имеет неоспоримый приоритет. Этим мы и привлекли внимание европейских ученых. Ведь надо было наживку иметь, новый интересный взгляд на наши возможности. Чтобы привлечь европейских партнеров, надо было иметь наживку, новый интересный взгляд на свои возможности.

— Есть конкурс мегагрантов, и есть понятие «мегасайенс». Вы участвуете в обеих программах?

— Мы подавали заявки и по программе «Проекты MegaScience». О чем идет речь? MegaScience — это меганаука. Понятие используется главным образом в сфере физики, где инженеры создают абсолютно уникальное чрезвычайно дорогостоящее оборудование, которое называется мегаустановками. Это оборудование настолько сложное и настолько дорогое, что ни одна страна в мире в отдельности не имеет ресурсов, чтобы его построить. И в дальнейшем даже работать на таком оборудовании в одиночку не может ни одна страна в мире. Поэтому, когда такое оборудование начинает создаваться, сразу формируются научные консорциумы из участников предполагаемого проекта. Самым ярким примером мегаустановки является знаменитый адронный коллайдер в Швейцарии, на границе с Францией. Это так называемый ЦЕРН, где работают российские группы, и нам приятно отметить, что физики из Томского университета тоже там работают по программе «Атлас». В такую коллаборацию попасть очень престижно, для ученых это некий научный олимп.

— Так как же вы, не будучи физиками, стали связаны с этой меганаукой?

— А мы оказались такими хитрыми и предприимчивыми, что решили это понятие распространить из сферы физики на другую область — науки о Земле и науки о жизни. И вот, у нас есть Западная Сибирь — уникальная низменная территория. Болота Западной Сибири существенным образом регулируют климат нашей планеты. Мы решили эту территорию обозначить как уникальную природную мегаустановку. Такая концепция совершенно оправдана и справедлива. Но коллайдер строили, вкладывая туда огромные деньги, а чтобы природная мегаустановка действительно заработала, надо было тоже создать какую-то инфраструктуру. Мы организовали совершенно уникальный, не имеющий аналогов в мире, мегапрофиль (по-английски mega-transect). Это такая условная исследовательская ось, которая тянется по Западной Сибири от границы с Монголией до глубокой Арктики. Протяженность этой линии составляет почти 3000 километров. Ни одна страна мира такого предложить не может, потому что больше нигде нет таких просторов. И благодаря многочисленным выигранным грантам мы стали проводить регулярные исследования — от самого юга до самого севера. Мы организовали регулярный пробоотбор, мониторинг окружающей среды, причем в отличие от всех остальных групп в мире мы стали работать не только летом, но и в период весеннего паводка, и осенью, и зимой. Благодаря многочисленным выигранным грантам мы проводим регулярные исследования на мегапрофиле в Западной Сибири.

— И на эту работу вы также получили финансирование по ФЦП ИР?

— Да, и по этой программе тоже.

— В чем, по вашему опыту, главная сложность в научной работе по грантам?..

Читайте полную версию интервью на сайте 4science.

Система Orphus Если Вы заметили ошибку, выделите её и нажмите Ctrl + Enter.

Материал подготовлен на основе сообщения на сайте 4science.

Автор текста: Редакция "Экспира"
Ctrl+Enter
Esc
?

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, необходимо войти в систему или зарегистрироваться.